Сгибательная контрактура тазобедренного сустава

Статья на тему: "Сгибательная контрактура тазобедренного сустава" с комментариями профессионалов. На этой странице мы постарались в полной мере раскрыть тему и ждем ваши отзывы.

Контрактурой называется ограничение подвижности, возникающее вследствие нарушений в самом суставе либо околосуставных тканях. При этом происходит уменьшение амплитуды и объема как пассивных, так и активных движений. Тугоподвижность сустава чаще всего носит приобретенный характер, но нередки и врожденные случаи.

Разновидности

Контрактуры могут иметь различное происхождение. Это зависит от тех тканей, в которых происходят изменения, приводящие к ограничению функции суставов. Поэтому клинически и морфологически различают такие виды контрактур:
  • Кожные – при заживлении больших кожных дефектов от обширных ожогов и ран.
  • Суставные – после переломов и болезней костно-суставного аппарата.
  • Мышечные – в результате воспалительных и других патологических процессов в мышцах.
  • Сухожильные – при повреждении сухожилий.
  • Десмогенные – после поражения суставной сумки, связок и фасций.
  • Нейрогенные – когда первичный очаг находится в структурах центральной и периферической нервной системе.

Во многих случаях контрактуры в одних тканях провоцируют патологические изменения в других, поэтому заболевание довольно часто имеет смешанный характер.

Причины

Развитие тугоподвижности в суставах опосредовано различными патологическими процессами. Как правило, развитие мышечной контрактуры является осложнением основного заболевания, а в ряде случаев может быть следствием неправильного лечения. Необходимо помнить из-за чего может возникнуть такое состояние:

  • Врожденные аномалии – косолапость, кривошея, кожные перепонки между пальцами.
  • Механические повреждения – травмы, ожоги, ранения, операции.
  • Воспалительные заболевания суставов, костей и мягких тканей.
  • Инсульты, поражения спинного мозга.

Разнообразие причин заболевания ставит на первое место выяснение именно этиологии контрактур. Хотя эта патология и является следствием и осложнением многих состояний, однако, не устранив первичного фактора, нельзя говорить об эффективном лечении болезни.

Симптомы

Поскольку локализация и происхождение контрактуры могут быть совершенно разными, то и характерные признаки будут закономерно отличаться. Рассмотрим наиболее частые случаи.

Плечевой сустав

Благодаря сложному устройству сустава и участии в его функции многих мышц, обеспечивается разнообразие движений, необходимых в повседневной и трудовой деятельности человека. Часто мышечные контрактуры плеча развиваются при плечелопаточном периартрите и бурситах, а также после травм и артрозо-артритов.

Как правило, пациенты приходят к врачу с жалобами на боль в области плеча, которая может быть острой или постоянной, усиливающейся при нагрузке.

Наблюдается ограничение сгибания-разгибания, а также отведения и вращения. Контрактура плечевого сустава доставляет немало неприятностей пациенту, особенно если его работа связана с функцией руки.

Коленный сустав

В основном клинические симптомы тугоподвижности коленного сустава зависят от основного заболевания. Пациент будет жаловаться на боль в колене при ходьбе и нагрузке. Характерным является нарушение функции сгибания (сгибательная контрактура) или разгибания при исследовании активных и пассивных движений. Визуально заметна деформация сустава, отечность, возможно укорочение нижней конечности.

Коленный сустав выполняет важную роль в движении.

В случае его длительного обездвиживания могут возникать артрозные изменения в хрящевой ткани.

[1]

При развитии контрактуры колена будет страдать функция опоры и ходьбы, поэтому часто оформляется инвалидность.

Тазобедренный сустав

Обратиться за медицинской помощью пациента заставляют боли в пораженном суставе при движениях или в положении стоя. Ощущается ограниченная подвижность, которая по мере прогрессирования патологии возрастает вплоть до полной обездвиженности и формирования костных анкилозов. Страдают все виды движений в суставе: сгибание и разгибание, отведение и приведение, вращение.

При осмотре нередко можно заметить изменение длины пораженной конечности, мышечные атрофии.

[2]

При запущенных случаях контрактуры тазобедренного сустава пациент не может самостоятельно передвигаться, выполнять повседневные виды работы.

Голеностопный сустав

Поражение голеностопа также начинается с боли при движениях, которая будет носить упорный характер. Развивается отечность лодыжек, деформация околосуставной области, присоединяется ограничение ротации, сгибания и разгибания стопы.

Контрактура голеностопного сустава заставляет пациентов не нагружать пораженный отдел конечности, ходить с тростью.

[3]

Значительных функциональных ограничений на трудовую деятельность заболевание, как правило, не оказывает, за исключением спорта.[4]

Грудные импланты

Особым случаем является капсулярная контрактура, которая является частым осложнением реконструктивных и пластических операций на груди с постановкой имплантов. Это обусловлено образованием соединительной ткани вокруг данных образований вследствие их инородности для организма. Наиболее часто послеоперационная капсулярная контрактура имеет место в таких случаях:

  • Развитие воспаления опреационной раны.
  • Большие размеры грудных имплантов, наличие гладкой поверхности.
  • Скопление крови (гематома) или серозной жидкости (серома).
  • Подкожное расположение импланта.
  • Разрыв оболочки с выходом содержимого под кожу.
Симптомы капсулярной контрактуры довольно разнообразны. Они имеют местный характер и зависят от стадии развития процесса:
  • 1 стадия не имеет специфических проявлений. Послеоперационный период протекает типично – внешне нет отличий от здоровой груди.
  • 2 стадия характеризуется уплотнением кожи над имплантом, который четко прощупывается и имеет неизмененную структуру.
  • 3 стадия капсулярной контрактуры становится более выраженной – уже отмечается деформация груди, отмечаются неприятные ощущения и боль в этой области.
  • 4 стадия завершается формированием твердых и болезненных фиброзных структур вокруг имплантов, асимметрией бюста.

Образование капсулярной контрактуры – один из наиболее серьезных рисков оперативных вмешательств на груди.

Лечение

При лечении тугоподвижности в суставах основное внимание должно уделяться ликвидации патологического процесса, ставшего причиной развития такого состояния. После этого проводят ликвидацию самой контрактуры.

Восстановление двигательной активности – важный компонент терапии любой патологии опорно-двигательного аппарата. Тугоподвижность в суставах требует лечения, основанного на комплексном подходе, активности и длительности. В его структуру входят такие компоненты:

  • Медикаментозная терапия.
  • Физиолечение.
  • Лечебная физкультура.
  • Массаж и мануальная терапия.
  • Оперативное лечение.

Независимо от выраженности патологического процесса, применение того или иного метода должно проводиться в соответствии с врачебными рекомендациями. Даже стойкие контрактуры можно вылечить при своевременности и адекватности терапевтического воздействия.

Медикаментозное лечение

Применение лекарственных средств в лечении контрактур призвано обеспечить быстрое обезболивание, снятие воспаления, расслабление мышц. Для этого применяют анальгетики, нестероидные противовоспалительные средства, миорелаксанты, нейрорегуляторы и витамины. Их использование обосновано в виде инъекций, а также в таблетках и мазях.

При стойких симптомах можно применять внутрисуставные блокады с местными анестетиками (новокаин, лидокаин).

[5]

Физиотерапия

Методы физического лечения хорошо сочетать с препаратами для достижения более быстрого результата, особенно при контрактуре суставов. При этом происходит суммация эффектов и обеспечивается стойкое обезболивание, мышечная релаксация, рассасываются отеки, улучшается кровообращение, воспалительный процесс переходит в ремиссию. Так происходит подготовка суставов и мышц к реабилитационным мероприятиям.

Комплекс физиопроцедур при контрактурах включает:

  • Электрофорез лекарственных средств.
  • Магнитотерапию.
  • Лазерное лечение.
  • УВЧ-терапию.
  • Парафино- и грязелечение.
  • Бальнеотерапию.

Назначить определенную процедуру может только физиотерапевт на основании ее показаний и противопоказаний.

Лечебная гимнастика

Большое значение в лечении суставной, сухожильной и мышечной контрактуры отводится физическим упражнениям. После ликвидации этиологического фактора и воспалительного процесса в тканях пора перейти к лечебной гимнастике.

Лечение движениями имеет большую историю и доказательную базу. Только с помощью физических упражнений можно восстановить функцию пораженного сустава или конечности. Этому способствует широкий спектр позитивного воздействия лечебной физкультуры на опорно-двигательную систему человека:

  • Увеличиваются объем и амплитуда пассивных и активных движений.
  • Расслабляются спазмированные мышцы, а ослабленные – укрепляются.
  • Связки и сухожилия становятся более эластичными и прочными.
  • Стабилизируются анатомические соотношения структур.
  • Присутствует дополнительный анальгетический и противовоспалительный эффект.
  • Улучшается циркуляция крови в пораженной области.

В комплексном лечении могут применяться и специальные медицинские аппараты. Они позволяют провести вытяжение, удлинить мышцы и связки. При контрактурах нужно как можно быстрее разрабатывать поврежденные суставы, поскольку при длительном обездвиживании в мышцах развиваются атрофические процессы.

Упражнения

Для каждой области тела существует свой комплекс упражнений. Как пример, можно рассмотреть лечебную физкультуру при поражении плеча, как наиболее существенном в общей структуре патологии. При контрактуре плечевого сустава лечение будет включать такие упражнения:

  • Находясь лежа, сгибать руки в локтевых суставах, дотягиваясь до плеча.
  • Поочередно поднимать прямые руки вверх.
  • Сидя на стуле, проводить махи руками, согнутыми в локтях.
  • Завести руку за спину, пытаясь коснуться противоположной лопатки.
  • Положив кисти на плечевые суставы, дотягиваться локтями до поднятого колена.
  • Стоя вращать прямыми руками вперед и назад.
  • Махи руками вдоль туловища, как при ходьбе.

Проводить любые упражнения вначале нужно под наблюдением врача ЛФК, чтобы обеспечить их правильное выполнение.

Массаж

Включение массажа в комплекс лечения контрактур является обязательным. Его воздействие помогает лечить даже тяжелые случаи, например, параличи при инсультах, травмах спинного мозга.

Отдается предпочтение техникам растирания, разминания, поглаживания.

Оперативное лечение

При отсутствии эффекта от консервативных методов, прибегают к операции. В зависимости от пораженных структур, проводят иссечение рубцов, фиброзных тяжей, рассечение суставной капсулы, удлинение мышечных пучков и сухожилий, пластику тканей.

В случае запущенной капсулярной контрактуры проводят удаление фиброзных тканей и самих имплантов. Повторная их установка может быть опасна рецидивами заболевания, поэтому чаще всего ее не проводят. Однако, на ранних стадиях грудные импланты сохраняют, осуществляя эндоскопическую капсулотомию.

Чтобы добиться наилучшего эффекта при лечении контрактур, нужно соблюдать все указания врача, проявить настойчивость и стойкость в достижении цели.

Массаж руки и локтевого сустава 00008,

Исходными положениями могут быть: положение лежа на спине, либо на боку с вытянутыми ногами.

Возможно: отведение, приведение, сгибание, разгибание, ротация внутрь и кнаружи.

При измерении отведения и приведения исходное положение на спине, винт угломера на уровне середины паховой складки, одна бранша идет по середине бедра, другая — по передней поверхности туловища параллельно средней линии.

Отмечается угол, образующийся между бедром при отведениии длинником туловища. В здоровом суставе этот угол составляет 130°.Приведениевозможно до угла 160—150°.При резком ограничении движения помощник должен фиксировать таз больного. По нейтральному (0) положению (по Марксу)отведение/приведение50°/0°/40°.

Сгибаниев тазобедренном суставе можно измерять в положении на спине или на здоровом боку. Угломер приставляется к наружной поверхности сустава, винт на уровне большого вертела. Одна бранша идет на наружной поверхности бедра, другая на боковой поверхности туловища. Угол сгибания у здоровых людей различен (мускулатура, подкожная жировая клетчатка), поэтому для сравнения измеряется угол сгибания и в другой ноге. Возможно сгибание до 60°.Если больной может разогнуть ногу до 160°обозначаем: сгибательная контрактура бедра 160°,а если сгибание возможно до 120°,отмечают: сгибательная контрактура бедра 120°,амплитуда движений от 120°до 160°.

Разгибаниев тазобедренном суставе определяется при положении больного на животе или здоровом боку. Угломер с наружной поверхности бедра и туловища. Разгибание различно у каждого человека и зависит от эластичности связок сустава. Угол между бедром и туловищем может быть 165°,чтобы измерение было правильным, надо следить, чтобы таз не наклонялся ни вперед, ни назад, для чего здоровая нога должна быть прямой или помощник фиксирует таз. По Марксу разгибание/сгибание 10°/0°/130°.

Ротацияопределяется в положении больного на спине, с вытянутыми ногами. Надколенники обращены кверху. Подошвы стоп находятся под углом 90°к голени. Угломер приставляется к середине стопы, бранши сомкнуты, идут ко второму пальцу, винт угломера на середине пятки. (Возможно определение ротационных движений при согнутой конечности в тазобедренном и коленном суставах под углом 90°, бранши угломера расположены по оси голени.) При ротации внутрь или кнаружи вся нога поворачивается внутрь или кнаружи, при этом одна бранша следует за движением стопы, другая остается на месте. Ротация кнаружи на 60°,внутрь45°(зависит от эластичности и тренированности связочного аппарата). По Марксу ротация наружная/внутренняя 50°/0°/50°.

КОЛЕННЫЙ СУСТАВ

Возможны: сгибание и разгибание.

При измерении сгибаниябольной может лежать на спине, на боку или на животе, в зависимости от того, работоспособность каких групп мышц мы проверяем. Угломер прикладывается с наружной поверхности ноги, винт на уровне суставной щели коленного сустава. Сгибание в здоровом коленном суставе возможно до 45°,разгибание до 180°(зависит от развития мышц и подкожного жирового слоя).По Марксу разгибание/сгибание 5°/0°/140°. Если сгибание возможно до 60°,а разгибание до 155°,то следует отметить: сгибательная контрактура коленного сустава 155°,амплитуда его движений от 155°до 60°,в здоровом коленном суставе амплитуда движений от 180°до 45°.

Отведение и приведениев коленном суставе становится возможным при некоторых заболеваниях или после травмы в результате повреждения связочного аппарата.

ГОЛЕНОСТОПНЫЙ СУСТАВ

Возможно: сгибание, разгибание, супинация и пронация.

Сгибание и разгибаниепроизводятся в надтаранном суставе. Угломер приставляется к внутренней стороне голеностопного сустава, винт на уровне внутренней лодыжки, одна бранша идет по середине голени, другая к плюснефаланговому суставу большого пальца. При среднем положении между сгибанием и разгибанием (человек стоит, опираясь на всю подошву) плоскость подошвы находится под 90°по отношению к голени. При этом положении между первой плюсневой костью и голенью образуется тупой угол. Измеряем этот угол и отмечаем, что среднее положение между сгибанием и разгибанием, например 115°.

При сгибании (движении в сторону подошвы) угол этот увеличивается и может достигнуть 170°.

При разгибании (движение в тыльную сторону) угол уменьшается и может быть до 70°.

По Марксу тыльное сгибание/подошвенное сгибание 20°-30°/0°/40°-50°.

Пример. Стопа находится под углом 140°,разгибание возможно до 125°.Отмечаем: сгибательная контрактура голеностопного сустава, амплитуда движений от 140до 125°. Чтобы выяснить насколько ограничены движения в больном суставе, необходимо их же измерять и в здоровом.

Супинация и пронация совершаются в подтаранном суставе стопы.

При супинациистопы пяточная кость и вся подошва становятся в наклонное положение к плоскости опоры. Внутренний край стопы поднимается и наступание производится только на наружный ее край. Для измерения супинации исследуемый становится на край стола или стула. Если больной стоять не может, то при лежащем положении больного под подошву подставляется дощечка в положении, перпендикулярном длиннику голени. Угломер находится во фронтальной плоскости перед стопой, винт угломера –на уровнеIпальца, обе бранши идут параллельно плоскости опоры. Стрелка угломера на 0.При измерении супинации одна бранша угломера остается в исходном положении, вторая – проецируется на плоскость подошвы. Здоровый человек может супинировать подошву на угол около 50°.

Пронация –поднимание наружного края стопы. Больной наступает только на внутренний край стопы. Угломер устанавливается во фронтальной плоскости, винт угломера на уровнеIпальца. При измерении одна бранша остается в исходном положении, вторая–проецируется на плоскость подошвы, находящейся в наклонном положении. У здоровых людей пронация в голеностопном суставе возможна на угол около 25°.

  1. ИЗМЕРЕНИЕ

Больного укладывают на жесткую кровать или на кушетку. Исходное положение: больной лежит на спине, туловище выпрямлено, ноги – по возможности вытянуты, поперечная ось таза перпендикулярно к длиннику туловища. Чтобы проверить правильность положения таза в отношении к туловищу, измеряем расстояние между гребнями подвздошных костей и мечевидным отросткам грудины. Эти расстояния должны быть одинаковы с обеих сторон. Затем следует проверить наклон переднезадней оси таза. О величине наклона таза кпереди судят по степени лордоза. При правильном положении таза поясничная часть позвоночника должна прилегать к плоскости, на которой лежит больной. Чтобы проверить это, смотрим на больного сбоку. Обнажив лордоз, предлагаем больному согнуть здоровую ногу в тазобедренном и коленном суставах настолько, чтобы поясничная часть позвоночника прилегла к плоскости, на которой лежит больной. Надколенники должны быть обращены строго кпереди. Придав больному указанное выше исходное положение, приступают к измерению конечности.

Определение длины конечности имеет важное значение как в диагностике повреждений и заболеваний, так и в лечении больных. Различают абсолютную (анатомическую) и относительную длину конечностей.

Анатомическаяскладывается из длин сегментов. Для верхней конечности это расстояние от акромиона до локтевого отростка (плечо), и от локтевого отростка до шиловидного отростка (предплечье). Анатомическая длина бедра измеряется от большого вертела до суставной щели коленного сустава над головкой малоберцовой кости. Длина голени – от суставной щели до нижнего края наружной лодыжки. Измерение проводят симметрично.

Относительная длина верхней конечности – это расстояние от акромиона до шиловидного отростка, нижней – от передневерхней ости до нижнего края внутренней лодыжки. Ось при этом проходит через середину (по Чаклину) или внутренний край надколенника.

Относительная длина нижней конечностиопределяется от гребня подвздошной кости до нижнего края наружной лодыжки при правильном положении таза (уничтожен лордоз) и максимально разогнутом коленном суставе больной ноги. При этом больная нога пяткой касается той плоскости, на которой лежит больной. Такое же измерение проводят и на здоровой ноге.

При некоторых ортопедических заболеваниях встречаются выраженные деформации суставов, при которых совершенно меняются оси движений, свойственные данному суставу у здоровых лиц, у таких больных применяют иные методы измерений.

Различают следующие виды укорочения или удлинения конечности:

  1. ИСТИННОЕ (АНАТОМИЧЕСКОЕ) укорочение или удлинение обусловлено анатомическим изменением конечности и определяется путем сравнения суммарных данных измерения длины.
  2. КАЖУЩЕЕСЯ(ПРОЕКЦИОННОЕ) укорочение или удлинение обусловлено порочной установкой конечности.

Видео (кликните для воспроизведения).

В.О. Маркс предлагает определять проекционное укорочение следующим образом: придав больному правильное положение в отношении таза и здоровой конечности, измеряют длину здоровой конечности путем проекции опознавательных точек (передневерхней ости, лодыжки) на сантиметровую ленту, лежащую на столе. При помощи такой же проекции измеряется длина больной ноги, находящейся в положении максимального разгибания (насколько это позволяют контрактуры в суставах). Разница в уровне расположения опознавательных точек здоровой и больной конечности дает величину кажущегося укорочения.

  1. ОТНОСИТЕЛЬНОЕ(ДИСЛОКАЦИОННОЕ)укорочение или .удлинение встречается обычно при вывихах, когда одна сочленяющаяся кость смещается по отношению к другой (например, при вывихе бедра и смещении его кверху от вертлужной впадины будет определяться укорочение конечности, несмотря на одинаковую анатомическую длину нижних конечностей).

  2. ФУНКЦИОНАЛЬНОЕ УКОРОЧЕНИЕ (УДЛИНЕНИЕ)конечности при вертикальном положении больного –это сумма истинного и относительного укорочения или удлинения конечности.

Суммарное укорочение может быть измерено с помощью планок (дощечек), имеющих определенную толщину. Подкладывают эти планки под укороченную ногу до тех пор, пока таз не примет правильное положение (линия, соединяющая передневерхние подвздошные ости, должна принять горизонтальное положение).

ОКРУЖНОСТЬ КОНЕЧНОСТЕЙ(больной и здоровой) измеряется в симметричных местах на определенном расстоянии от костных опознавательных точек. Например, запись измерения должна быть такой: окружность бедра в 10 см от щели коленного сустава равна 56см.

ИЗМЕРЕНИЕ СТОП –производится как с нагрузкой, так и без нагрузки. Деформация стопы складывается из:

  1. пронации заднего отдела стопы и компенсаторной относительной супинации ее переднего отдела;

б) изгиба к тылу переднего отдела стопы по отношению кеезадней части.

Высота стопы определяется измерением вертикали, поднимающейся, от пола до наивысшего пункта стопы (область ладьевидной кости). Она равна 1,5-2см. Для этих измерений пользуются циркулем, линейкой или стопомерами.

Ф.Р. Богданов рекомендует измерять продольный свод путем построения треугольника, опознавательные точки которого легко доступны ощупыванию. Такими точками являются: головка первой плюсневой кости, пяточный бугор и вершина внутренней лодыжки.

Соединив эти три точки, получают треугольник, основанием которого является расстояние от головки первой плюсневой кости до пяточного бугра. Расчет ведется по высоте свода и величине углов у внутренней лодыжки и у пяточной кости.

В норме высота свода – 55-60мм

угол у лодыжки – 95°

угол у пяточной кости – 60°.

При плоской стопе:

высота свода меньше 55мм

угол у лодыжки – 105-120°

угол у пяточной кости 55-50°.

Для определения степени плоскостопия применяется рентгенологический метод исследования. Расчет основан на построении треугольника, вершинами которого являются головка 1плюсневой кости, ладьевидная кость и бугор пяточной кости.
При плоскостопии I степени: высота свода 35мм, угол у ладьевидной кости до 140°,при II степени: высота свода 25мм, угол – до155°, приIII степени: высота свода менее 17 ммугол – до 170°-175°.

Определение пронации заднего отдела стопы (пронация пятки) производится по осевой нагрузке (больной стоит на исследуемой стопе). По задней поверхности голени по средней линии ахиллова сухожилия проводится ось, идущая к середине пяточного бугра. В норме ось пятки сливается с линией отвеса. Отклонение этой оси кнаружи от вертикали, полученной с помощью отвеса, дает угол пронации заднего отдела деформированной стопы. После этого соединяются прямой линией наиболее выступающие части контура лодыжек (бималлеолярная линия М-М). Ось нормальной стопы проходит через две точки: через середину кончика второго пальца и середину бималлеолярной линии. Если продолжить ось стопы в сторону пятки, то при нормальном строении большая часть обрисованной пятки располагается кнутри оси стопы.

Ось стопы образует с бималлеолярной линией угол меньше прямого. При плоской (пронированной) стопе угол больше прямого, что показывает наличие отведения переднего отдела стопы. Величина угла отклонения дает представление о степени выраженности абдукции. По расположению оси на образованном контуре пятки можно определить степень пронации заднего отдела стопы.

По М.О. Фридлянду стопа устанавливается перед измерением на чистый лист бумаги. Контуры стопы очерчиваются карандашом, который держат вертикально. По обведенному контуру измеряется:

  1. Длина стопы от верхушки пальцев, до конца пятки.

  2. Ширина стопы на уровне 1 плюснефалангового сочленения (большая ширина).

  3. Ширина стопы на уровне заднего края лодыжек (малая ширина).

При исследовании площади опоры стопы применяются отпечатки. По отпечаткам стоп можно судить о высоте свода стопы и характере нагрузки на стопу.

ПОХОДКА

Методом отпечаток определяются особенности и характер походки больного. Анализ походки по следу, оставленному на бумаге, производится путем измерения угла шага (угол, образованный линией передвижения и осью стопы), ширины шага (расстояние между пяткой и линией передвижения), длины шага (расстояние между отпечатками заднего края пятки одной и той же ноги).

Различают следующие основные разновидности походки.

  1. Щадящая хромота.Эта походка возникает из-за болевых ощущений.

  2. Не щадящая хромота (падающая хромота)обычно вызвана укорочением конечности более, чем на 2см. Укорочение ноги в пределах1-2см компенсируется опущением таза и не дает хромоты. Ввиду безболезненного укорочения нога используется для опоры, но так как нога короче, туловище при нагрузке на эту ногу опускается. Такая походка называется падающей хромотой. При значительном укорочении конечности 3,8-4,0см для компенсации укорочения и улучшения походки стопа устанавливается в положении подошвенного сгибания (конская стопа).

  3. Подпрыгивающая походкаобусловлена удлинением ноги.

  4. Утиная, или раскачивающая, походка характерна для двухстороннего вывиха бедра.

  5. Паралитическая или паретическая походканаблюдается у лиц с изолированными параличами или парезами отдельных мышц или групп мышц. Например, при параличе четырехглавой мышцы бедра в сочетании с парезом или параличом икроножной мышцы коленный сустав не выдерживает нагрузки туловища и сгибается. При параличе малоберцовых мышц стопа свисает книзу и больные, чтобы не задевать при ходьбе пальцами пол, стараются поднять ее повыше. Походка носит шлепающий характер.

  6. Спастическая походка –характерна для больных спастическими параличами.

  1. ОПРЕДЕЛЕНИЕ МЫШЕЧНОЙ СИЛЫ

Функциональные возможности опорно-двигательного аппарата в значительной степени зависят от состояния мышц.

0ценивается сила мышц по пятибалльной системе: 5 – сила мышц нормальная, 4 – сила мышц снижена, 3 – отчетливое снижение, 2 – значительное снижение, 1 – полный паралич. Для объективного, более точного учета мышечной силы используется динамометр.

Ранняя и точная диагностика дегенеративно-дистрофических заболеваний крупных суставов нижних конечностей и вертеброгенных периартрозов имеет решающее значение для своевременного применения адекватных лечебных мероприятий. Хотя, на первый взгляд, клиническая картина их весьма сходна и имеются общие закономерности течения, методики лечения этих заболеваний совершенно различны. Иммобилизация поясничных ПДС, эффективно применяемая в комплексе лечения неврологических проявлений поясничного остеохондроза, приводит к ухудшению у больных с первичным поражением тазобедренного сустава, т.к. увеличивается функциональная нагрузка на сустав. Артродезирующие операции на тазобедренном суставе резко ухудшают состояние пациентов с первично вертебральной патологией.
Клинические исследования показали, что в 18,8% наблюдений больным с перикоксальгией и поясничным остеохондрозом ставится ошибочный диагноз. Высокий процент ошибок топической диагностики и причины поражения околосуставных мягких тканей и самого тазобедренного сустава объясняются рядом анатомо-физиологических особенностей, патобиомеханическими взаимоотношениями поясничного отдела позвоночника и тазобедренного сустава. Этому способствуют недостаточное освещение клинической картины вертеброгенного коксопериартроза, отсутствие четких дифференциапьно-диагностических критериев.

Деформирующий коксартроз — заболевание тазобедренного сустава, характеризующееся разрушением суставных поверхностей головки бедренной кости и вертлужной впадины, приводящее к нарушению двигательной и опорной функций нижней конечности.
Начальным признаком заболевания является боль, локализующаяся непосредственно в тазобедренном суставе. Как правило, это проекция передней суставной щели (пах). Боль возникает при ходьбе, при опоре на больную ногу. По мере прогрессирования процесса ее продолжительность и интенсивность нарастают, она становится постоянной, ноющей, мучительной, усиливается в ночное время, особенно в сырую, холодную погоду. Характерна «стартовая боль», т.е. возникающая в начале движения после длительного покоя. Боль может иррадиировать в нижнюю треть бедра, коленный сустав. Она никогда не локализуется дистальнее. Последовательно присоединяются хруст в суставе, его тугоподвижность, быстрая утомляемость мышц.
Уже на ранних этапах заболевания значительно ограничивается внутренняя ротация бедра. Затем развивается сгибательно-приводящая контрактура. Дегенеративно-дистрофические изменения сустава приводят к анатомическому укорочению нижней конечности. Выявляется болезненность в суставе при поколачивании по пятке при вытянутой нижней конечности (нагрузка по оси). Ограничение функции тазобедренного сустава приводит к перекосу таза. Быстро прогрессируют гипотония и гипотрофия ягодичных и бедренных мышц. Вследствие порочной установки нижней конечности и слабости мышц ягодичной области и бедра появляется хромота (походка Тренделенбурга). Больные при ходьбе вынуждены пользоваться дополнительной опорой (тростью, костылями). Ограничение движений и сгибательная контрактура тазобедренного сустава компенсируются увеличением подвижности поясничного отдела позвоночника. Переразгибание в поясничных ПДС приводит к увеличению нагрузки прямого сдвига вперед L4-L5, существенной перегрузке дугоотростчатых суставов. Это, в свою очередь, вызывает формирование антелистеза (чаще L4) и спондилоартроза. Вследствие деформации позвоночных сегментов, гиперплазии суставных отростков, появления остеофитов значительно сужаются позвоночный канал и каналы спинномозговых нервов. И вот тогда уже (как правило, через несколько лет) к клинической картине поражения тазобедренных суставов присоединяется клиника спондилоартроза, дегенеративного спондилолистеза, затем — компрессионные неврологические синдромы. В такой ситуации дифференциальная диагностика становится особенно сложна. Эффективны блокады запирательного нерва и внутрисуставные инъекции анестетиков с кортикостероидами.
Значительное место в диагностике деформирующего артроза занимает рентгенография. Деформирующий коксартроз — полиэтиологическое заболевание. Лишь в 26% он является первичным, в остальных случаях он сопровождает различную патологию сустава, соответственно, рентгенологическая картина будет иметь определенные нюансы.
Различают коксартроз:
1) идиопатический;
2) диспластический;
3) постишемический (асептический некроз головки бедренной кости);
4) посттравматический (исход переломов вертлужной впадины, головки и шейки бедренной кости, эпифизеолиз);
5) постангиотрофический (исход болезни Пертеса, юношеского эпифизеолиза, остеохондропатии головки);
6) постинфекционный (исход гнойного, гнойно-аллергического и туберкулезного кокситов, ревматоидного артрита, болезни Бехтерева);
7) дисгормональный (после длительного приема кортикостероидов и антидепрессантов).
В зависимости от выраженности клинико-рентгенологической картины различают 4 стадии наиболее часто встречающихся дегенеративно-дистрофических изменений тазобедренного сустава (идиопатический, диспластический коксартроз и асептический некроз головки бедренной кости).
I стадия. При рентгенологическом обследовании у больных с идиопатическим коксартрозом выявляются костные разрастания по краю крыши вертлужной впадины и незначительное сужение суставной щели с заметным уплотнением субхондральной пластинки головки бедренной кости. При диспластическом коксартрозе суставная щель асимметрична, серповидной формы. Сужение в области свода сменяется равномерным расширением к центру вертлужной впадины и книзу в результате вальгусной деформации проксимального конца бедренной кости, децентрации головки бедренной кости или ее подвывиха.
II стадия. Рентгенологическая картина характеризуется значительным неравномерным сужением суставной щели: максимальное сужение, вплоть до ее исчезновения, в области верхнего полюса головки бедренной кости и крыши вертлужной впадины. Вальгусная деформация проксимального конца бедренной кости сочетается с увеличением вертикального размера головки за счет краевых костных разрастаний в области нижнего полюса. Отмечается уменьшение глубины вертлужной впадины в результате утолщения ее дна и прогрессирующей скошенности крыши. В области наибольшей нагрузки головки и соответствующего участка крыши вертлужной впадины возникает значительный склероз. При асептическом некрозе на передне-задней рентгенограмме конгруэнтность сустава сохранена. Суставной контур головки и профиль ее не изменены. Суставная щель равномерно, но незначительно расширена. В области верхнего или передне-верхнего квадранта головки под субхондральной пластинкой прослеживается нежная полоса пониженной плотности, дублирующая контур головки с подлежащим неравномерным склерозом и полной утратой трабекулярного рисунка. Отмечаются единичные очаги кистозных просветлений с четкими контурами. На рентгенограммах в боковых проекциях определяется явное отграничение очага субхондрального склероза зоной остеолиза.
Ill стадия. При рентгенологическом исследовании отмечается резкое сужение суставной щели или ее отсутствие на отдельных участках, обширные краевые костные разрастания по краям вертлужной впадины, которые зачастую перекрывают суставную щель и могут ошибочно трактоваться как анкилозирование.
При диспластическом коксартрозе в области нижнего полюса головки бедренной кости отмечаются массивные краевые костные разрастания, которые увеличивают ее вертикальный размер, выталкивают из вертлужной впадины и фиксируют в положении подвывиха. Определяется кистозное перерождение участков головки бедренной кости, находящихся вне зоны нагрузки. При асептическом некрозе рентгенологически развивается картина импрессионного перелома суставной поверхности головки, фрагментации подлежащей костной ткани, нарушения профиля головки с развитием инконгруэнтности сустава.
IV стадия. При рентгенологическом исследовании суставной контур головки и ее профиль утрачены. Отмечаются наличие костных разрастаний на головке и ее деформация, свидетельствующие о полной дегенерации хряща. При диспластическом коксартрозе выявляется седловидная деформация верхнего полюса головки в результате раздавливания ее краем крыши вертлужной впадины.
Головка принимает грибовидную или граненую форму, При асептическом некрозе определяется картина вторичного артроза, характеризующаяся

Коксопериартроз
Коксопериартроз — дегенеративно-дистрофический процесс в периартикулярных тканях тазобедренной области. Он может сопровождать различную выраженной деформацией и уплощением верхнего полюса головки, ее фрагментацией и выпадением некротических масс в полость сустава.
патологию самого сустава. Но одной из причин является вертеброгенный процесс — так называемый вертеброгенный коксопериартроз.

Вертеброгенный коксопериартроз
В большинстве случаев (60%) развивается на фоне остаточных явлений компрессионно-корешкового синдрома L4, L5, S1, чаще при бирадикулярном поражении. Является следствием постуральных и викарных перегрузок околосуставных мышц в условиях их недостаточного трофического обеспечения (вегетативно-сосудистой дизрегуляции на сегментарно-периферическом уровне, а также, возможно, нарушения нейротрофического обеспечения околосуставных мышц). Реже (40%) вертеброгенный коксопериартроз возникает по типу рефлекторной люмбоишиальгии при поражении верхних и средних поясничных ПДС, иннервационно связанных с тазобедренным суставом, особенно в сочетании с висцеральной патологией с хроническим альгическим компонентом (мочекаменная, желчнокаменная болезни), заболеваниями органов малого таза. КТ- и МРТ- исследования показали, что и в этих случаях имеются протрузии верхне- и среднепоясничных дисков. Задняя продольная связка на этом уровне шире и толще, чем на нижнепоясничном, и корешковый синдром развивается не сразу. Однако, длительный период ирритации создает предпосылки к развитию не только мышечных, но и сухожильно-связочных гипертонусов, и клинически проявляется ноющими, глубинными, без четкой локализации, склеротомными болями в бедре и голени, слагаемыми нижнего квадрантного вегетативно-сосудистого синдрома с преобладанием симпатических реакций.
Динамика развития синдромологии (вертебральный экстравертебральный -> осложнения миоадаптивных процессов) позволяет уже по анамнезу предположить вертеброгенную основу коксопериартроза.
В зависимости от преимущественного поражения той или иной периартикулярной структуры, имеются нюансы болевого синдрома и различная степень нарушения движений в тазобедренном суставе, которая имеет функциональный характер, в отличие от органического при коксартрозе. Поражение мышечного аппарата сопровождается ограничением амплитуды лишь активных движений, а сухожильно-связочного — в том числе пассивных, которые практически полностью восстанавливаются при мануальной терапии. Вертеброгенный коксопериартроз с преимущественно мышечными поражениями характеризуется умеренно выраженной болью в глубине центра и латерального отдела ягодицы, усиливающейся при ходьбе, особенно в положении сидя, может иррадиировать в задний отдел бедра. Сопровождается напряжением средней и малой ягодичных мышц, в меньшей степени — задней группы мышц бедра. Альгические феномены приурочены к мышцам и местам их прикрепления к большому вертелу бедренной кости, бугристости седалищной. Соответственно, ограничены активное разгибание, наружная ротация бедра. Положительны тесты натяжения указанных мышц. При вовлечении в процесс сухожильно-связочного аппарата тазобедренного сустава появляется боль в паху, в проекции большого вертела бедренной кости с иррадиацией по переднему и наружному отделам бедра. Усиливается при ходьбе, особенно при широких шагах, при этом появляется ощущение «напряжения» в паху. Боль интенсивная и более локальная, чем при мышечном варианте: пациент указывает на ограниченные болевые зоны, описывая их характер «болит, как нарыв». Определяется болезненность как в области большого вертела, так и в проекции передней суставной щели. Объективное исследование выявляет повышение тонуса четырехглавой, подвздошно-поясничной мышц (иногда с формированием парестетической меральгии Бернгардта-Рота), гребешковой, аддукторов, напрягающей широкую фасцию бедра. Ограничены пассивное разгибание, внутренняя ротация. Определяются снижение или отсутствие коленного, ахиллового рефлексов в зависимости от уровня поражения, чувствительные нарушения по корешковому типу. Может выявляться туннельный невральный синдром. Т.е. определяются симптомы актуального вертеброгенного процесса.
Рентгенологически при клинически выявляемом высоком тонусе околосуставных мышц, особенно подвздошно-поясничной, аддукторов, грушевидной возможно выявление иногда (в 30%) умеренного сужения суставной щели без каких-либо структурных изменений сочленяющихся поверхностей. П ри вовлечении сухожильно-связочных структур самого сустава этот симптом выявляется чаще (79%). При длительном течении заболевания появляются начальные признаки вторичных артротических изменений: субхондральный склероз вертлужной впадины, краевые остеофиты. Однако, рентгенологические изменения даже при яркой выраженности клинической картины коксопериартроза не достигают той степени, которая характерна для истинного коксартроза. Отсутствуют кистевидная перестройка костной структуры, деформация и подвывих головки бедра. У трети больных — обызвествление или окостенение мягких тканей в области большого и малого вертелов, шейки бедренной кости (в месте прикрепления фиброзной оболочки и связок сустава).
При вертеброгенном коксопериартрозе эффективны блокады анестетиками и кортикостероидами задних ветвей спинномозговых нервов или интраартикулярное введение в дугоотростчатые суставы, обкалывание зон миофиброза и нейроостеофиороза, «разбивание» триггерных точек, миофасциотомия, мануальная терапия, включающая воздействие на вертебральный (постизометрическая релаксация паравертебральной мускулатуры, мобилизация межпозвонковых суставов, тракция) и экстравертебральный (постизометрическая релаксация околосуставной мускулатуры и мобилизация тазобедренного сустава) очаги.
Таким образом, для дифференциальной диагностики вертеброгенного коксопериартроза имеют значение:
1. Последовательность и динамика развития синдромов: вертебральный экстравертебральный осложнения миоадаптивных реакций.
2. Актуальный вертебральный синдром с выраженной миофиксацией поясничного отдела позвоночника.
3. Наличие локальных болевых точек в периартикулярных тканях (мышцах, сухожильно-связочных структурах) тазобедренной области.
4. Отсутствие перкуторной болезненности самого сустава.
5. Отсутствие анатомического укорочения нижней конечности.
6. Антальгическая походка.
7. Функциональная блокада сустава.
8. Эффективность комплексной терапии вертебрального синдрома, вертеброгенных проявлений, локального воздействия.
9. Рентгенологические изменения поясничного отдела позвоночника предшествуют рентгенологическим изменениям тазобедренного сустава.
10. Отсутствие грубых рентгенологических изменений тазобедренного сустава.
Чем ближе периферический сустав нижней конечности к позвоночнику, тем больше выражена их патобиомеханическая связь, и чем дальше, тем значительно большую роль играют местные факторы (особенно при поражении голеностопного сустава, суставов стопы). Тазобедренный сустав является опорным, связанным с прямохождением человека. Это обусловливает быстрое развитие артроза, с чем наиболее часто приходится дифференцировать вертеброгенную перикоксальгию.
Коленный сустав является не только опорным, но и рычаговым. Особенность анатомического строения такова, что, в отличие от тазобедренного, он имеет менее выраженное мышечное окружение и часто подвергается травматизации. При болях в области коленного сустава прежде всего нужно исключить травматический синовит и гемартроз, повреждения менисков, боковых и крестообразных связок, а также деформируюиулй артроз. Именно эти патологические процессы в клинической картине во многом схожи с вертеброгенной гониальгией. Трудность диагностики возникает в случае хронической микротравматизации или в «хронический» период, когда сам факт травмы больным забывается или игнорируется.

Травматический синовит и гемартроз
После ушиба, неловкого движения, резкого поворота голени в коленном суставе появляется боль. Вследствие синовита с наличием выпота сглаживаются контуры сустава, он как бы увеличивается в объеме. Движения болезненны, конечность принимает полусогнутое положение. Диагностике помогает пункция сустава с исследованием синовиальной жидкости.

Повреждения менисков
В 80% случаев повреждается внутренний мениск, в 20% — наружный. Чаще всего мениски повреждаются вследствие ротационных движений при согнутом колене. Отсутствие кровоснабжения хрящей менисков является причиной их плохого срастания. Поэтому наибольшие дифференциально-диагностические трудности возникают в «хроническом» периоде.
Симптомы поражения менисков следующие.
1. Симптом «блокады» сустава. В посттравматическом периоде часто после незначительной травмы, особенно связанной с ротацией голени, коленный сустав остается в положении фиксированного сгибания под углом около 130°. При попытке больного согнуть или разогнуть ногу появляются резкие боли. Состояние «блокады» зависит от ущемления оторванной части мениска между суставными поверхностями бедренной и большеберцовой костей. Блокада иногда сопровождается характерным щелчком.
2. Симптом Байкова (симптом «разгибания»). Суставную щель с внутренней и наружной сторон сдавливают между I и II пальцами при согнутой на 90° голени. После этого пассивно разгибают голень. Во время разгибания при наличии разорванного мениска боли или появляются, если их не было, или усиливаются.
3. Прием приведения — создание врачом варусного положения колена — вызывает усиление боли в области внутреннего мениска при его повреждении; прием отведения — создание вапьгусного положения — усиливает боль при разрыве наружного мениска.
4. Симптом «щелчка» Чаклина. При движениях в коленном суставе с наружной стороны голень как будто перекатывается через препятствие в области наружного мениска, при этом ощущается щелчок.

Повреждения боковых и крестообразных связок коленного сустава
Дифференциально-диагностический интерес представляет частичный разрыв боковых связок. При исследовании выявляются болезненность в области боковых связок, незначительная припухлость по боковой поверхности сустава. Некоторое значение для диагностики имеет попытка установки вальгусного (при повреждении внутренней связки) и варусного (при повреждении наружной связки) положения голени. При попытке придать голени такое положение, в зависимости от разрыва наружной или внутренней связки, возникает резкая болезненность, однако, голень не отклоняется. Частичные разрывы чаще всего идут по типу надрывов связки от места ее прикрепления к мениску.
Полный разрыв боковых связок характеризуется местная болезненностью, припухлостью и экхимозами, увеличением объема боковых движений в суставе.

Повреждения крестообразных связок. Чаще повреждается передняя крестообразная связка. Основным в диагностике повреждения крестообразных связок коленного сустава является симптом «выдвижного ящика». Если голень смещается кпереди по отношению к бедру, это указывает на разрыв передней крестообразной связки (положительный симптом «переднего выдвижного ящика»). Если голень по отношению к бедру под действием руки врача, смещающей ее назад, легко движется назад (положительный симптом «заднего выдвижного ящика»), то это свидетельствует о разрыве задней крестообразной связки. При частичных разрывах крестообразных связок эти симптомы могут отсутствовать или быть слабо положительными.

Деформирующий артроз
Наиболее типично начало заболевания после 40-50 лет. Заболевание развивается постепенно, без острого начала. Первыми симптомами являются хруст при движении, «стартовые» боли в суставе после сна, быстро проходящие во время движения. Исподволь появляются боли в суставе. Вначале боль быстро проходит, беспокоит лишь при попытке движений после состояния покоя. Затем боль возникает и после продолжительной или усиленной нагрузки. В дальнейшем суточная динамика болей принимает типичный характер. Утром при начале движения боль усиливается. По мере того, как больной «расходится», интенсивность болей уменьшается, к вечеру, по мере увеличения нагрузки, — усиливается, а ночью в состоянии покоя — постепенно стихает и возобновляется при движении. Прогрессирует деформация сустава. Объем движений уменьшается. Характерно ступенеобразное развитие, т.е. при общем прогрессировании процесса периоды обострения чередуются с более или менее продолжительной ремиссией. Во время обострения заболевания возможны вторичные воспалительные изменения суставов. Рентгенологические изменения типичны для деформирующих артрозов.

Вертеброгенная гониальгия
Периартикулярные изменения при вертеброгенной гониальгии формируются в условиях поясничного остеохондроза с грыжами межпозвонковых дисков . Основными реализующими факторами их развития являются постуральные перегрузки коленного сустава, обусловленные изменением конфигурации позвоночника со снижением подвижности в поясничном отделе, и викарные перегрузки мышечного аппарата сустава, обусловленные компрессионно-радикулярными синдромами.
Так же, как при вертеброгенном тазобедренном периартрозе, возможно преимущественное поражение мышечной системы или сухожильно-связочно-капсулярных структур. Клиническими особенностями мышечного варианта является развитие его на фоне гиперлордоза, гомолатерального сколиоза поясничного отдела позвоночника в условиях корешкового синдрома Sr Однако, возможно его развитие вследствие рефлекторных механизмов при поражении ПДС L3-L4, L4-L5. На фоне затухания поясничных, корешковых болей (примерно через 7-8 лет от дебюта вертебрального синдрома) появляются ноющие, тянущие боли с преимущественной локализацией в дистальном отделе задней группы мышц бедра и подколенной ямке. Боль усиливается при ходьбе (при сокращении пораженной мышцы). Объективно выявляются участки миофиброза в двуглавой , полусухожильной, медиальной широкой мышцах, особенно в проксимальных отделах «гусиной лапки» (место перехода полусухожильной, портняжной, нежной мышц в сухожилия).
Вовлечение сухожильно-связочно-капсулярных структур, определяемое на более поздних этапах (примерно через 9 лет от дебюта вертебрального синдрома), сопровождается болью стягивающего характера вокруг коленного сустава с субъективной тугоподвижностью. Боль усиливается при ходьбе, опоре на больную ногу, например, при спуске по лестнице. Усилению гониальгии способствует разгибание коленного сустава, длительное стояние, ротация голени кнаружи. Болевой синдром сопровождается вегетативно-сосудистыми проявлениями в виде зябкости больной ноги. Выражена метеозависимость. Чаще этот вариант развивается при радикулопатии L4 или Ц на фоне кифосколиоза поясничного отдела позвоночника. Объективно выявляются функциональная блокада сустава, отсутствие «игры сустава».
При бирадикулярных процессах (L5 и S1) в сочетании с кифосколиотической или гиперлордосколиотической деформацией позвоночника не остается мышц, которые бы не поражались либо вследствие радикулопатии, либо вследствие постуральных и викарных влияний. Дисфункция мышечного аппарата обычно быстро приводит к изменению нормального функционирования связочно-капсулярных структур. Клинически отмечается выраженный мышечный синдром, ограничение всех видов движений, вплоть до формирования миодесмогенной контрактуры, чаще сгибательной. Имеет место функциональная блокада сустава, болезненны боковые связки сустава с обеих сторон, отмечаются болезненные мышечные уплотнения в мышцах бедра и голени. У трети больных — болезненные судорожные сокращения икроножной, реже — двуглавой мышц, туннельные синдромы (подколенной артерии, малоберцового, большеберцового нервов).
Рентгенологически при вертеброгенном гонопериартрозе в тех случаях, если в процесс вовлекается преимущественно мышечная система, интраартикулярные структуры, как правило, не изменены. Однако, иногда может выявляться сужение суставной щели с медиальной стороны. При дальнейшем усугублении процесса, значительном поражении сухожильно-с вязочно-капсул я рных структур возможно умеренное сужение суставной щели, иногда сопровождающееся субхондральным склерозом суставных поверхностей (т.е. появляются начальные признаки вторичного артроза). Это объясняется тем, что коленный сустав является не только опорным, но и в большей степени рычаговым. Снижение стабилизирующей функции мышечного, в особенности, сухожильно-связочного околосуставного аппарата, ведет к перегрузкам суставных поверхностей, а также к микротравматизации капсулы сустава. Повреждение фиброзного слоя капсулы приводит к изменениям и в синовиальной оболочке, следовательно, к изменению количества и состава синовиальной жидкости, от чего зависит питание и «дыхание» суставного хряща. Таким механизмом объясняются интраартикулярные изменения при вертеброгенном гонопериартрозе. У 25% больных обычно выявляется обызвествление или окостенение мягких тканей в области медиального мыщелка большеберцовой кости в связи с трофическими нарушениями.
Главным диагностическим критерием того, что периартикулярные изменения с синдромом гониальгии развились вследствие спондилогенных причин, является так же, как и при вертеброгенном коксопериартрозе, наличие в анамнезе длительно текущего вертеброгенного процесса. Чаще — это компрессионно-радикулярный синдром с прогредиентным хронически-рецидивирующим типом течения заболевания в условиях изменений физиологических изгибов позвоночника, нижнеквадрантного вегетативно-сосудистого синдрома, поражения сухожильно-связочно-капсулярных тканей при интактности интраартикулярных структур (их поражение возникает вторично на поздних этапах заболевания), функциональная (а не органическая) блокада сустава.
Хорошим диагностическим подспорьем в дифференциальной диагностике деформирующего артроза и вертеброгенного периартроза нижних конечностей является тепловизионное исследование. Т.к. обострение деформирующего артроза сопровождается воспалительными явлениями, то при тепловизионном исследовании в проекции суставной щели выявляется участок гипертермии.
Для вертеброгенного периартроза характерны гипертермия на уровне пораженных ПДС, гипотермия в дерматоме пораженного спинномозгового корешка, гипотермия околосуставных тканей с локальными очагами свечения, соответствующими участкам нейромиофиброза, нейроостеофиброза при отсутствии гипертермии в проекции суставной щели.

Ранняя и точная диагностика дегенеративно-дистрофических заболеваний крупных суставов нижних конечностей и вертеброгенных периартрозов имеет решающее значение для своевременного применения адекватных лечебных мероприятий. Хотя, на первый взгляд, клиническая картина их весьма сходна и имеются общие закономерности течения, методики лечения этих заболеваний совершенно различны. Иммобилизация поясничных ПДС, эффективно применяемая в комплексе лечения неврологических проявлений поясничного остеохондроза, приводит к ухудшению у больных с первичным поражением тазобедренного сустава, т.к. увеличивается функциональная нагрузка на сустав. Артродезирующие операции на тазобедренном суставе резко ухудшают состояние пациентов с первично вертебральной патологией.
Клинические исследования показали, что в 18,8% наблюдений больным с перикоксальгией и поясничным остеохондрозом ставится ошибочный диагноз. Высокий процент ошибок топической диагностики и причины поражения околосуставных мягких тканей и самого тазобедренного сустава объясняются рядом анатомо-физиологических особенностей, патобиомеханическими взаимоотношениями поясничного отдела позвоночника и тазобедренного сустава. Этому способствуют недостаточное освещение клинической картины вертеброгенного коксопериартроза, отсутствие четких дифференциапьно-диагностических критериев.

Деформирующий коксартроз — заболевание тазобедренного сустава, характеризующееся разрушением суставных поверхностей головки бедренной кости и вертлужной впадины, приводящее к нарушению двигательной и опорной функций нижней конечности.
Начальным признаком заболевания является боль, локализующаяся непосредственно в тазобедренном суставе. Как правило, это проекция передней суставной щели (пах). Боль возникает при ходьбе, при опоре на больную ногу. По мере прогрессирования процесса ее продолжительность и интенсивность нарастают, она становится постоянной, ноющей, мучительной, усиливается в ночное время, особенно в сырую, холодную погоду. Характерна «стартовая боль», т.е. возникающая в начале движения после длительного покоя. Боль может иррадиировать в нижнюю треть бедра, коленный сустав. Она никогда не локализуется дистальнее. Последовательно присоединяются хруст в суставе, его тугоподвижность, быстрая утомляемость мышц.
Уже на ранних этапах заболевания значительно ограничивается внутренняя ротация бедра. Затем развивается сгибательно-приводящая контрактура. Дегенеративно-дистрофические изменения сустава приводят к анатомическому укорочению нижней конечности. Выявляется болезненность в суставе при поколачивании по пятке при вытянутой нижней конечности (нагрузка по оси). Ограничение функции тазобедренного сустава приводит к перекосу таза. Быстро прогрессируют гипотония и гипотрофия ягодичных и бедренных мышц. Вследствие порочной установки нижней конечности и слабости мышц ягодичной области и бедра появляется хромота (походка Тренделенбурга). Больные при ходьбе вынуждены пользоваться дополнительной опорой (тростью, костылями). Ограничение движений и сгибательная контрактура тазобедренного сустава компенсируются увеличением подвижности поясничного отдела позвоночника. Переразгибание в поясничных ПДС приводит к увеличению нагрузки прямого сдвига вперед L4-L5, существенной перегрузке дугоотростчатых суставов. Это, в свою очередь, вызывает формирование антелистеза (чаще L4) и спондилоартроза. Вследствие деформации позвоночных сегментов, гиперплазии суставных отростков, появления остеофитов значительно сужаются позвоночный канал и каналы спинномозговых нервов. И вот тогда уже (как правило, через несколько лет) к клинической картине поражения тазобедренных суставов присоединяется клиника спондилоартроза, дегенеративного спондилолистеза, затем — компрессионные неврологические синдромы. В такой ситуации дифференциальная диагностика становится особенно сложна. Эффективны блокады запирательного нерва и внутрисуставные инъекции анестетиков с кортикостероидами.
Значительное место в диагностике деформирующего артроза занимает рентгенография. Деформирующий коксартроз — полиэтиологическое заболевание. Лишь в 26% он является первичным, в остальных случаях он сопровождает различную патологию сустава, соответственно, рентгенологическая картина будет иметь определенные нюансы.
Различают коксартроз:
1) идиопатический;
2) диспластический;
3) постишемический (асептический некроз головки бедренной кости);
4) посттравматический (исход переломов вертлужной впадины, головки и шейки бедренной кости, эпифизеолиз);
5) постангиотрофический (исход болезни Пертеса, юношеского эпифизеолиза, остеохондропатии головки);
6) постинфекционный (исход гнойного, гнойно-аллергического и туберкулезного кокситов, ревматоидного артрита, болезни Бехтерева);
7) дисгормональный (после длительного приема кортикостероидов и антидепрессантов).
В зависимости от выраженности клинико-рентгенологической картины различают 4 стадии наиболее часто встречающихся дегенеративно-дистрофических изменений тазобедренного сустава (идиопатический, диспластический коксартроз и асептический некроз головки бедренной кости).
I стадия. При рентгенологическом обследовании у больных с идиопатическим коксартрозом выявляются костные разрастания по краю крыши вертлужной впадины и незначительное сужение суставной щели с заметным уплотнением субхондральной пластинки головки бедренной кости. При диспластическом коксартрозе суставная щель асимметрична, серповидной формы. Сужение в области свода сменяется равномерным расширением к центру вертлужной впадины и книзу в результате вальгусной деформации проксимального конца бедренной кости, децентрации головки бедренной кости или ее подвывиха.
II стадия. Рентгенологическая картина характеризуется значительным неравномерным сужением суставной щели: максимальное сужение, вплоть до ее исчезновения, в области верхнего полюса головки бедренной кости и крыши вертлужной впадины. Вальгусная деформация проксимального конца бедренной кости сочетается с увеличением вертикального размера головки за счет краевых костных разрастаний в области нижнего полюса. Отмечается уменьшение глубины вертлужной впадины в результате утолщения ее дна и прогрессирующей скошенности крыши. В области наибольшей нагрузки головки и соответствующего участка крыши вертлужной впадины возникает значительный склероз. При асептическом некрозе на передне-задней рентгенограмме конгруэнтность сустава сохранена. Суставной контур головки и профиль ее не изменены. Суставная щель равномерно, но незначительно расширена. В области верхнего или передне-верхнего квадранта головки под субхондральной пластинкой прослеживается нежная полоса пониженной плотности, дублирующая контур головки с подлежащим неравномерным склерозом и полной утратой трабекулярного рисунка. Отмечаются единичные очаги кистозных просветлений с четкими контурами. На рентгенограммах в боковых проекциях определяется явное отграничение очага субхондрального склероза зоной остеолиза.
Ill стадия. При рентгенологическом исследовании отмечается резкое сужение суставной щели или ее отсутствие на отдельных участках, обширные краевые костные разрастания по краям вертлужной впадины, которые зачастую перекрывают суставную щель и могут ошибочно трактоваться как анкилозирование.
При диспластическом коксартрозе в области нижнего полюса головки бедренной кости отмечаются массивные краевые костные разрастания, которые увеличивают ее вертикальный размер, выталкивают из вертлужной впадины и фиксируют в положении подвывиха. Определяется кистозное перерождение участков головки бедренной кости, находящихся вне зоны нагрузки. При асептическом некрозе рентгенологически развивается картина импрессионного перелома суставной поверхности головки, фрагментации подлежащей костной ткани, нарушения профиля головки с развитием инконгруэнтности сустава.
IV стадия. При рентгенологическом исследовании суставной контур головки и ее профиль утрачены. Отмечаются наличие костных разрастаний на головке и ее деформация, свидетельствующие о полной дегенерации хряща. При диспластическом коксартрозе выявляется седловидная деформация верхнего полюса головки в результате раздавливания ее краем крыши вертлужной впадины.
Головка принимает грибовидную или граненую форму, При асептическом некрозе определяется картина вторичного артроза, характеризующаяся

Коксопериартроз
Коксопериартроз — дегенеративно-дистрофический процесс в периартикулярных тканях тазобедренной области. Он может сопровождать различную выраженной деформацией и уплощением верхнего полюса головки, ее фрагментацией и выпадением некротических масс в полость сустава.
патологию самого сустава. Но одной из причин является вертеброгенный процесс — так называемый вертеброгенный коксопериартроз.

Вертеброгенный коксопериартроз
В большинстве случаев (60%) развивается на фоне остаточных явлений компрессионно-корешкового синдрома L4, L5, S1, чаще при бирадикулярном поражении. Является следствием постуральных и викарных перегрузок околосуставных мышц в условиях их недостаточного трофического обеспечения (вегетативно-сосудистой дизрегуляции на сегментарно-периферическом уровне, а также, возможно, нарушения нейротрофического обеспечения околосуставных мышц). Реже (40%) вертеброгенный коксопериартроз возникает по типу рефлекторной люмбоишиальгии при поражении верхних и средних поясничных ПДС, иннервационно связанных с тазобедренным суставом, особенно в сочетании с висцеральной патологией с хроническим альгическим компонентом (мочекаменная, желчнокаменная болезни), заболеваниями органов малого таза. КТ- и МРТ- исследования показали, что и в этих случаях имеются протрузии верхне- и среднепоясничных дисков. Задняя продольная связка на этом уровне шире и толще, чем на нижнепоясничном, и корешковый синдром развивается не сразу. Однако, длительный период ирритации создает предпосылки к развитию не только мышечных, но и сухожильно-связочных гипертонусов, и клинически проявляется ноющими, глубинными, без четкой локализации, склеротомными болями в бедре и голени, слагаемыми нижнего квадрантного вегетативно-сосудистого синдрома с преобладанием симпатических реакций.
Динамика развития синдромологии (вертебральный экстравертебральный -> осложнения миоадаптивных процессов) позволяет уже по анамнезу предположить вертеброгенную основу коксопериартроза.
В зависимости от преимущественного поражения той или иной периартикулярной структуры, имеются нюансы болевого синдрома и различная степень нарушения движений в тазобедренном суставе, которая имеет функциональный характер, в отличие от органического при коксартрозе. Поражение мышечного аппарата сопровождается ограничением амплитуды лишь активных движений, а сухожильно-связочного — в том числе пассивных, которые практически полностью восстанавливаются при мануальной терапии. Вертеброгенный коксопериартроз с преимущественно мышечными поражениями характеризуется умеренно выраженной болью в глубине центра и латерального отдела ягодицы, усиливающейся при ходьбе, особенно в положении сидя, может иррадиировать в задний отдел бедра. Сопровождается напряжением средней и малой ягодичных мышц, в меньшей степени — задней группы мышц бедра. Альгические феномены приурочены к мышцам и местам их прикрепления к большому вертелу бедренной кости, бугристости седалищной. Соответственно, ограничены активное разгибание, наружная ротация бедра. Положительны тесты натяжения указанных мышц. При вовлечении в процесс сухожильно-связочного аппарата тазобедренного сустава появляется боль в паху, в проекции большого вертела бедренной кости с иррадиацией по переднему и наружному отделам бедра. Усиливается при ходьбе, особенно при широких шагах, при этом появляется ощущение «напряжения» в паху. Боль интенсивная и более локальная, чем при мышечном варианте: пациент указывает на ограниченные болевые зоны, описывая их характер «болит, как нарыв». Определяется болезненность как в области большого вертела, так и в проекции передней суставной щели. Объективное исследование выявляет повышение тонуса четырехглавой, подвздошно-поясничной мышц (иногда с формированием парестетической меральгии Бернгардта-Рота), гребешковой, аддукторов, напрягающей широкую фасцию бедра. Ограничены пассивное разгибание, внутренняя ротация. Определяются снижение или отсутствие коленного, ахиллового рефлексов в зависимости от уровня поражения, чувствительные нарушения по корешковому типу. Может выявляться туннельный невральный синдром. Т.е. определяются симптомы актуального вертеброгенного процесса.
Рентгенологически при клинически выявляемом высоком тонусе околосуставных мышц, особенно подвздошно-поясничной, аддукторов, грушевидной возможно выявление иногда (в 30%) умеренного сужения суставной щели без каких-либо структурных изменений сочленяющихся поверхностей. П ри вовлечении сухожильно-связочных структур самого сустава этот симптом выявляется чаще (79%). При длительном течении заболевания появляются начальные признаки вторичных артротических изменений: субхондральный склероз вертлужной впадины, краевые остеофиты. Однако, рентгенологические изменения даже при яркой выраженности клинической картины коксопериартроза не достигают той степени, которая характерна для истинного коксартроза. Отсутствуют кистевидная перестройка костной структуры, деформация и подвывих головки бедра. У трети больных — обызвествление или окостенение мягких тканей в области большого и малого вертелов, шейки бедренной кости (в месте прикрепления фиброзной оболочки и связок сустава).
При вертеброгенном коксопериартрозе эффективны блокады анестетиками и кортикостероидами задних ветвей спинномозговых нервов или интраартикулярное введение в дугоотростчатые суставы, обкалывание зон миофиброза и нейроостеофиороза, «разбивание» триггерных точек, миофасциотомия, мануальная терапия, включающая воздействие на вертебральный (постизометрическая релаксация паравертебральной мускулатуры, мобилизация межпозвонковых суставов, тракция) и экстравертебральный (постизометрическая релаксация околосуставной мускулатуры и мобилизация тазобедренного сустава) очаги.
Таким образом, для дифференциальной диагностики вертеброгенного коксопериартроза имеют значение:
1. Последовательность и динамика развития синдромов: вертебральный экстравертебральный осложнения миоадаптивных реакций.
2. Актуальный вертебральный синдром с выраженной миофиксацией поясничного отдела позвоночника.
3. Наличие локальных болевых точек в периартикулярных тканях (мышцах, сухожильно-связочных структурах) тазобедренной области.
4. Отсутствие перкуторной болезненности самого сустава.
5. Отсутствие анатомического укорочения нижней конечности.
6. Антальгическая походка.
7. Функциональная блокада сустава.
8. Эффективность комплексной терапии вертебрального синдрома, вертеброгенных проявлений, локального воздействия.
9. Рентгенологические изменения поясничного отдела позвоночника предшествуют рентгенологическим изменениям тазобедренного сустава.
10. Отсутствие грубых рентгенологических изменений тазобедренного сустава.
Чем ближе периферический сустав нижней конечности к позвоночнику, тем больше выражена их патобиомеханическая связь, и чем дальше, тем значительно большую роль играют местные факторы (особенно при поражении голеностопного сустава, суставов стопы). Тазобедренный сустав является опорным, связанным с прямохождением человека. Это обусловливает быстрое развитие артроза, с чем наиболее часто приходится дифференцировать вертеброгенную перикоксальгию.
Коленный сустав является не только опорным, но и рычаговым. Особенность анатомического строения такова, что, в отличие от тазобедренного, он имеет менее выраженное мышечное окружение и часто подвергается травматизации. При болях в области коленного сустава прежде всего нужно исключить травматический синовит и гемартроз, повреждения менисков, боковых и крестообразных связок, а также деформируюиулй артроз. Именно эти патологические процессы в клинической картине во многом схожи с вертеброгенной гониальгией. Трудность диагностики возникает в случае хронической микротравматизации или в «хронический» период, когда сам факт травмы больным забывается или игнорируется.

Травматический синовит и гемартроз
После ушиба, неловкого движения, резкого поворота голени в коленном суставе появляется боль. Вследствие синовита с наличием выпота сглаживаются контуры сустава, он как бы увеличивается в объеме. Движения болезненны, конечность принимает полусогнутое положение. Диагностике помогает пункция сустава с исследованием синовиальной жидкости.

Повреждения менисков
В 80% случаев повреждается внутренний мениск, в 20% — наружный. Чаще всего мениски повреждаются вследствие ротационных движений при согнутом колене. Отсутствие кровоснабжения хрящей менисков является причиной их плохого срастания. Поэтому наибольшие дифференциально-диагностические трудности возникают в «хроническом» периоде.
Симптомы поражения менисков следующие.
1. Симптом «блокады» сустава. В посттравматическом периоде часто после незначительной травмы, особенно связанной с ротацией голени, коленный сустав остается в положении фиксированного сгибания под углом около 130°. При попытке больного согнуть или разогнуть ногу появляются резкие боли. Состояние «блокады» зависит от ущемления оторванной части мениска между суставными поверхностями бедренной и большеберцовой костей. Блокада иногда сопровождается характерным щелчком.
2. Симптом Байкова (симптом «разгибания»). Суставную щель с внутренней и наружной сторон сдавливают между I и II пальцами при согнутой на 90° голени. После этого пассивно разгибают голень. Во время разгибания при наличии разорванного мениска боли или появляются, если их не было, или усиливаются.
3. Прием приведения — создание врачом варусного положения колена — вызывает усиление боли в области внутреннего мениска при его повреждении; прием отведения — создание вапьгусного положения — усиливает боль при разрыве наружного мениска.
4. Симптом «щелчка» Чаклина. При движениях в коленном суставе с наружной стороны голень как будто перекатывается через препятствие в области наружного мениска, при этом ощущается щелчок.

Повреждения боковых и крестообразных связок коленного сустава
Дифференциально-диагностический интерес представляет частичный разрыв боковых связок. При исследовании выявляются болезненность в области боковых связок, незначительная припухлость по боковой поверхности сустава. Некоторое значение для диагностики имеет попытка установки вальгусного (при повреждении внутренней связки) и варусного (при повреждении наружной связки) положения голени. При попытке придать голени такое положение, в зависимости от разрыва наружной или внутренней связки, возникает резкая болезненность, однако, голень не отклоняется. Частичные разрывы чаще всего идут по типу надрывов связки от места ее прикрепления к мениску.
Полный разрыв боковых связок характеризуется местная болезненностью, припухлостью и экхимозами, увеличением объема боковых движений в суставе.

Повреждения крестообразных связок. Чаще повреждается передняя крестообразная связка. Основным в диагностике повреждения крестообразных связок коленного сустава является симптом «выдвижного ящика». Если голень смещается кпереди по отношению к бедру, это указывает на разрыв передней крестообразной связки (положительный симптом «переднего выдвижного ящика»). Если голень по отношению к бедру под действием руки врача, смещающей ее назад, легко движется назад (положительный симптом «заднего выдвижного ящика»), то это свидетельствует о разрыве задней крестообразной связки. При частичных разрывах крестообразных связок эти симптомы могут отсутствовать или быть слабо положительными.

Деформирующий артроз
Наиболее типично начало заболевания после 40-50 лет. Заболевание развивается постепенно, без острого начала. Первыми симптомами являются хруст при движении, «стартовые» боли в суставе после сна, быстро проходящие во время движения. Исподволь появляются боли в суставе. Вначале боль быстро проходит, беспокоит лишь при попытке движений после состояния покоя. Затем боль возникает и после продолжительной или усиленной нагрузки. В дальнейшем суточная динамика болей принимает типичный характер. Утром при начале движения боль усиливается. По мере того, как больной «расходится», интенсивность болей уменьшается, к вечеру, по мере увеличения нагрузки, — усиливается, а ночью в состоянии покоя — постепенно стихает и возобновляется при движении. Прогрессирует деформация сустава. Объем движений уменьшается. Характерно ступенеобразное развитие, т.е. при общем прогрессировании процесса периоды обострения чередуются с более или менее продолжительной ремиссией. Во время обострения заболевания возможны вторичные воспалительные изменения суставов. Рентгенологические изменения типичны для деформирующих артрозов.

Вертеброгенная гониальгия
Периартикулярные изменения при вертеброгенной гониальгии формируются в условиях поясничного остеохондроза с грыжами межпозвонковых дисков . Основными реализующими факторами их развития являются постуральные перегрузки коленного сустава, обусловленные изменением конфигурации позвоночника со снижением подвижности в поясничном отделе, и викарные перегрузки мышечного аппарата сустава, обусловленные компрессионно-радикулярными синдромами.
Так же, как при вертеброгенном тазобедренном периартрозе, возможно преимущественное поражение мышечной системы или сухожильно-связочно-капсулярных структур. Клиническими особенностями мышечного варианта является развитие его на фоне гиперлордоза, гомолатерального сколиоза поясничного отдела позвоночника в условиях корешкового синдрома Sr Однако, возможно его развитие вследствие рефлекторных механизмов при поражении ПДС L3-L4, L4-L5. На фоне затухания поясничных, корешковых болей (примерно через 7-8 лет от дебюта вертебрального синдрома) появляются ноющие, тянущие боли с преимущественной локализацией в дистальном отделе задней группы мышц бедра и подколенной ямке. Боль усиливается при ходьбе (при сокращении пораженной мышцы). Объективно выявляются участки миофиброза в двуглавой , полусухожильной, медиальной широкой мышцах, особенно в проксимальных отделах «гусиной лапки» (место перехода полусухожильной, портняжной, нежной мышц в сухожилия).
Вовлечение сухожильно-связочно-капсулярных структур, определяемое на более поздних этапах (примерно через 9 лет от дебюта вертебрального синдрома), сопровождается болью стягивающего характера вокруг коленного сустава с субъективной тугоподвижностью. Боль усиливается при ходьбе, опоре на больную ногу, например, при спуске по лестнице. Усилению гониальгии способствует разгибание коленного сустава, длительное стояние, ротация голени кнаружи. Болевой синдром сопровождается вегетативно-сосудистыми проявлениями в виде зябкости больной ноги. Выражена метеозависимость. Чаще этот вариант развивается при радикулопатии L4 или Ц на фоне кифосколиоза поясничного отдела позвоночника. Объективно выявляются функциональная блокада сустава, отсутствие «игры сустава».
При бирадикулярных процессах (L5 и S1) в сочетании с кифосколиотической или гиперлордосколиотической деформацией позвоночника не остается мышц, которые бы не поражались либо вследствие радикулопатии, либо вследствие постуральных и викарных влияний. Дисфункция мышечного аппарата обычно быстро приводит к изменению нормального функционирования связочно-капсулярных структур. Клинически отмечается выраженный мышечный синдром, ограничение всех видов движений, вплоть до формирования миодесмогенной контрактуры, чаще сгибательной. Имеет место функциональная блокада сустава, болезненны боковые связки сустава с обеих сторон, отмечаются болезненные мышечные уплотнения в мышцах бедра и голени. У трети больных — болезненные судорожные сокращения икроножной, реже — двуглавой мышц, туннельные синдромы (подколенной артерии, малоберцового, большеберцового нервов).
Рентгенологически при вертеброгенном гонопериартрозе в тех случаях, если в процесс вовлекается преимущественно мышечная система, интраартикулярные структуры, как правило, не изменены. Однако, иногда может выявляться сужение суставной щели с медиальной стороны. При дальнейшем усугублении процесса, значительном поражении сухожильно-с вязочно-капсул я рных структур возможно умеренное сужение суставной щели, иногда сопровождающееся субхондральным склерозом суставных поверхностей (т.е. появляются начальные признаки вторичного артроза). Это объясняется тем, что коленный сустав является не только опорным, но и в большей степени рычаговым. Снижение стабилизирующей функции мышечного, в особенности, сухожильно-связочного околосуставного аппарата, ведет к перегрузкам суставных поверхностей, а также к микротравматизации капсулы сустава. Повреждение фиброзного слоя капсулы приводит к изменениям и в синовиальной оболочке, следовательно, к изменению количества и состава синовиальной жидкости, от чего зависит питание и «дыхание» суставного хряща. Таким механизмом объясняются интраартикулярные изменения при вертеброгенном гонопериартрозе. У 25% больных обычно выявляется обызвествление или окостенение мягких тканей в области медиального мыщелка большеберцовой кости в связи с трофическими нарушениями.
Главным диагностическим критерием того, что периартикулярные изменения с синдромом гониальгии развились вследствие спондилогенных причин, является так же, как и при вертеброгенном коксопериартрозе, наличие в анамнезе длительно текущего вертеброгенного процесса. Чаще — это компрессионно-радикулярный синдром с прогредиентным хронически-рецидивирующим типом течения заболевания в условиях изменений физиологических изгибов позвоночника, нижнеквадрантного вегетативно-сосудистого синдрома, поражения сухожильно-связочно-капсулярных тканей при интактности интраартикулярных структур (их поражение возникает вторично на поздних этапах заболевания), функциональная (а не органическая) блокада сустава.
Хорошим диагностическим подспорьем в дифференциальной диагностике деформирующего артроза и вертеброгенного периартроза нижних конечностей является тепловизионное исследование. Т.к. обострение деформирующего артроза сопровождается воспалительными явлениями, то при тепловизионном исследовании в проекции суставной щели выявляется участок гипертермии.
Для вертеброгенного периартроза характерны гипертермия на уровне пораженных ПДС, гипотермия в дерматоме пораженного спинномозгового корешка, гипотермия околосуставных тканей с локальными очагами свечения, соответствующими участкам нейромиофиброза, нейроостеофиброза при отсутствии гипертермии в проекции суставной щели.

Видео (кликните для воспроизведения).

Источники:

  1. Родионова, О. Н. Лечебные диеты при болезнях суставов. Лечим артриты, артрозы, подагру / О. Н. Родионова. — М. : Вектор, 2010. — 128 c.
  2. Петросян, О. А. Массаж при остеохондрозе / О. А. Петросян. — М. : Вече, 2003. — 176 c.
  3. Ревматоидный артрит. — Москва: ИЛ, 1996. — 276 c.
  4. Заболевания нервной системы при дегенеративных процессах позвоночника: моногр. / А. Д. Динабург и др. — М. : Здоровь’я, 2016. — 388 c.
  5. Сапин, М. Р. Анатомия человека / М. Р. Сапин. — М. : Медицина, 2012. — 768 c.
  6. Избранные лекции по клинической ревматологии. — М. : Медицина, 2011. — 272 c.
Сгибательная контрактура тазобедренного сустава
Оценка 5 проголосовавших: 1
Читайте так же:  Мышцы сгибатели локтевого сустава

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here